Nov. 19th, 2011

epistolane: (Default)
Собственно говоря, мой дядя очень любил автомобили. С друзьями из школы и со двора поздно вечером угонял машину, катался на ней до раннего утра и возвращал на место. Возвращал обязательно, даже наполнив бак горючим. В этом он ничего зазорного не видел, в отличие от деда – уважаемого и принципиального гражданина города Горис.

Но однажды дед решил, что его сын Арто идет неверной дорогой, которая его может сделать настоящим преступником. К этому выводу дед пришел после того, как дядя угнал машину жителя Капана, который на несколько дней приехал в Горис к родственникам: дед не смог уговорить  его не подавать заявление в милицию. Дед для него был никем и никаким авторитетом не обладал. На помощь пришла горисская милиция, спросившая гостя Гориса:
- А собственно, как Вы – будучи гинекологом-акушером 35 лет от роду, получающим 140 рублей в месяц, смогли купить машину стоимостью 9 500 рублей.

Это было трудное время для гинекологов-акушеров в СССР, так как среди них правоохранительные органы искали тех, кто делал нелегальные аборты. Так что гинеколог-акушер исчез из милиции, заранее порвав заявление об угоне. Дядя говорит, что уходя он почему-то всем сказал «спасибо».

После этого случая дед принялся за дело исправления сына. Начал с ним говорить, объяснять, что отличает честного человека от нечестного. Объяснял долго и упорно, порой ему казалось, что Арто все понимает. Но через несколько дней ночью в Горисе исчезла очередная машина и появилась на следующий день рано утром. Деду это надоело, и он пошел в милицию. С начальником городской милиции они направились в ближайшую тюрьму, которая, по стечению обстоятельств, находилась через улицу от дедовского дома (хотел бы знать, кто тот мерзавец, который решил, что вторая республиканская тюрьма должна находиться в Горисе).

Через день Арто – 17-летнего парня –  арестовали. Начальник милиции устроил «судебное заседание» прямо в здании милиции, во время которого Арто «осудили» на 2 года тюремного заключения. Мой дядя и представить не мог, что все заседание – театральное действие. Он не знал ни законов, ни практики судопроизводства. Его больше всего задело то, что ни мать, ни отец не заплакали, когда его прямо из здания милиции повели в тюрьму. Именно что повели: те, кто знаком с Горисом, знает, что расстояние от милиции до тюрьмы – метров 40-50. Дядя подумал, что родители его не любят...  в отличие от одноклассницы Шушаник, которая прямо в милиции начала горько рыдать.

Read more... )

Profile

epistolane: (Default)
epistolane

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617 18192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:31 am
Powered by Dreamwidth Studios