epistolane: (Default)
[personal profile] epistolane
Никто никогда не напишет об участии горисцев в карабахской войне, хотя тема эта исключительно интересная. Вам любой военный начальник, который более или менее знаком с историей войны, скажет, что после самих карабахцев в войне против Азербайджана самое активное участие приняли горисские армяне. И это правда! Но как и почему это произошло?

Бытует мнение, что горисцы из армян больше всего не любят капанских. Но это не так. Больше всего они не любят карабахских. Говорят, что это взаимно, хотя и выглядит очень странно: у них почти общая история и общий «язык» - диалект. Диалект этот называли карабахским до 70-х гг. прошлого века, пока профессор Ереванского университета Александр Маркарян не написал книгу «Горисский диалект», в которой доказал, что диалект-то общий, но он не карабахский, а горисский. Многие профессора – выходцы из Карабаха – обвинили его в дилетантизме, но Маркарян остался при своем. Сам он, по стечению обстоятельств, был выходцем из Гориса. Но уверен, что на его научную деятельность это никак не повлияло. Например, я сам считаю Горис самым красивым городом Армении, и это не из-за моего локального национализма, которого, как сами понимаете, нет. Это просто факт. И я не люблю, когда люди спорят на эту тему. Могу просто придушить...

В 1999-м я впервые побывал в Карабахе. В столовой решил заговорить с поваром – женщиной лет 70 –  на нашем общем диалекте. Она меня спросила:
- А откуда ты?
- Да я земляк, из Гориса.
- Осел мне земляк, а не горисец, - услышал я в ответ.

Что я ей сделал? Уверен, что она даже про книгу Маркаряна ничего не знала. Так откуда эта неприязнь?

Короче, когда началась война в Карабахе, горисцам она оказалась абсолютно безразлична. Были, конечно, те, кто сразу на нее пошел, но основная часть мужчин и женщин отнеслась к ней равнодушно. Даже моя тетя – до сих пор не могу ее простить за эти варварские слова – заявила: «Да сейчас перебьют друг друга, и все проблемы исчезнут».
 
Но все в одночасье изменилось. Не тогда, когда к горисцам наконец пришло национальное самосознание – оно, как и «религиозное возрождение», дорогу в Горис вообще не знает. А тогда, когда азербайджанцы начали бомбить сам Горис. Этого никто в городе не ожидал, и этого никто понять не мог. Почему? Но это не очень важно. А важно то, что на третий день бомбежек – когда народ понял, что это не случайность, а запланированная акция –  город опустел, так как мужики пошли «брать точки». «Точками» называли Келбаджар и Кубатлы, откуда и велась стрельба ракетами. После того, как «точки» были взяты, основная часть мужиков вернулась домой, но после войны оказалось, что они внесли весомый вклад в победу. Что, в общем-то, правда.

Арто воевал тоже. Во-первых, в его – моего деда – дом попал снаряд и разрушил его, и дело взятия «точек» стало для него делом личным. Кроме того, под снарядом погибла его родная тетя Арусяк, которая его, фактически, растила. И, в-третьих, в Горисе находился трикотажный цех дяди, который тоже мог попасть под обстрел. Воевал Арто странно – месяц на фронте, потом по трикотажным делам – в Горис, в Ереван и в Москву. Да, это выглядет странно, но дело обстояло именно так.

И вот дядя Арто по делам решил поехать в Москву. Утром вылетит, а вечером прилетит. Стоит в аэропорту «Звартноц» с сумкой, в которой 5 бутылок коньяка. Стоит и вместе со всеми ожидает регистрации. Тут вдруг подходит человек образца патриота начала 1990-х (черный кожаный плащ, небритый, огромный живот и, несмотря на расстояние, отделяющее его от очереди, очевидно вонючий – далее в тексте «образец»). Смотрит на очередь регистрации и говорит:
- Ну что, суки! Убегаете?
Молчание.
- Сукины вы дети, от войны удираете.
Молчание. Но тут Арто понимает, что «образец» обращается не к кому-то конкретно, а вообще ко всем.  Выходит из очереди и спрашивает:
- Это ты, собственно, к кому обращаешься?
- Вот, к примеру, к тебе, -  слышит он в ответ.

Арто, как человек, не любящий пустые разговоры, поднимает сумку с коньяками – и бах по голове «образца». Тот сваливается на пол, а из сумки начинает течь струя коньяка. Но «образец» почему-то на полу решает еще раз контрольно оценить поступок уезжающих и дяди и произносит: «Сукины дети». Дядя, как потом рассказывал начальник линейной милиции аэропорта и друг детства дяди, открывает сумку, обнаруживает  3 неразбитые бутылки коньяка, еще раз поднимает ее и давай еще раз по голове «образца». Последний окончательно сваливается на пол и начинает кричать: «Милиция»!

Далее кто-то зовет врача, тот говорит, что «образцу» надо наложить швы и он не сможет «улететь в Москву». Дядя, услышав, что раненый сам собирался улетать, вообще выходит из себя и уже с нецензурными выкриками набрасывается на него врукопашную. Но его останавливают и – взбешенного  – сажают в самолет. Там Арто минут за 15 выкупает 5 бутылок коньяка у иных посетителей Москвы и решает все свои дела.

Правда, рассказывая мне это, Арто недовольно сказал:
- Один московский магазин потом отказался покупать мои трикотажные трусы и майки, даю голову на отсечение, что коньяк был липовый!
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

epistolane: (Default)
epistolane

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617 18192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:31 am
Powered by Dreamwidth Studios