epistolane: (Default)
[personal profile] epistolane
Собственно говоря, мой дядя очень любил автомобили. С друзьями из школы и со двора поздно вечером угонял машину, катался на ней до раннего утра и возвращал на место. Возвращал обязательно, даже наполнив бак горючим. В этом он ничего зазорного не видел, в отличие от деда – уважаемого и принципиального гражданина города Горис.

Но однажды дед решил, что его сын Арто идет неверной дорогой, которая его может сделать настоящим преступником. К этому выводу дед пришел после того, как дядя угнал машину жителя Капана, который на несколько дней приехал в Горис к родственникам: дед не смог уговорить  его не подавать заявление в милицию. Дед для него был никем и никаким авторитетом не обладал. На помощь пришла горисская милиция, спросившая гостя Гориса:
- А собственно, как Вы – будучи гинекологом-акушером 35 лет от роду, получающим 140 рублей в месяц, смогли купить машину стоимостью 9 500 рублей.

Это было трудное время для гинекологов-акушеров в СССР, так как среди них правоохранительные органы искали тех, кто делал нелегальные аборты. Так что гинеколог-акушер исчез из милиции, заранее порвав заявление об угоне. Дядя говорит, что уходя он почему-то всем сказал «спасибо».

После этого случая дед принялся за дело исправления сына. Начал с ним говорить, объяснять, что отличает честного человека от нечестного. Объяснял долго и упорно, порой ему казалось, что Арто все понимает. Но через несколько дней ночью в Горисе исчезла очередная машина и появилась на следующий день рано утром. Деду это надоело, и он пошел в милицию. С начальником городской милиции они направились в ближайшую тюрьму, которая, по стечению обстоятельств, находилась через улицу от дедовского дома (хотел бы знать, кто тот мерзавец, который решил, что вторая республиканская тюрьма должна находиться в Горисе).

Через день Арто – 17-летнего парня –  арестовали. Начальник милиции устроил «судебное заседание» прямо в здании милиции, во время которого Арто «осудили» на 2 года тюремного заключения. Мой дядя и представить не мог, что все заседание – театральное действие. Он не знал ни законов, ни практики судопроизводства. Его больше всего задело то, что ни мать, ни отец не заплакали, когда его прямо из здания милиции повели в тюрьму. Именно что повели: те, кто знаком с Горисом, знает, что расстояние от милиции до тюрьмы – метров 40-50. Дядя подумал, что родители его не любят...  в отличие от одноклассницы Шушаник, которая прямо в милиции начала горько рыдать.

Дядя отсидел в тюрьме ровно 1,5 месяца, а потом его выпустили. Пришел дед с начальниками милиции и горисский тюрьмы – его же бывшими учениками, и сказал:
- Тебя готовы выпустить, если ты пообещаешь больше не угонять машины.
- Я согласен, - сказал дядя.

Потом дед пожалел о том, что сказал только о машинах и не выбил из сына обещание вообще не заниматься противозаконными делами.

Арто вышел из тюрьмы и больше ничего не крал. Дед был доволен. Но недолго. Через пару дней он заметил, что у дяди отрезана половина мизинца на левой руке. Как все это произошло, никому до сих пор неизвестно. Еще дед сильно расстроился, когда Арто заявил, что скоро он женится на Шушаник. Оказалось, что ее слезы в милиции и частые передачи в виде шоколадок, которые она носила Арто в тюрьму, убедили дядю в том, что он нашел свою половину. Дед и бабушка не жаловали Шушаник, но поняли, что она придет к ним домой невесткой из-за их собственного педагогического эксперимента.

Арто вскоре женился и начал «работать» (спекуляции в советской практике труда работой не считались и даже преследовались уголовным кодексом). Арто сейчас называет это преследование основной причиной распада СССР. Дядя вскоре окончил заочное отделение Московского института электротехники, но использовал свои частые посещения Москвы не в целях получения знаний, а интеграции в советские неформальные сети противозаконной торговли золотом, джинсами,  жвачками и кожаными изделиями западногерманского производства.

Дядя сегодня, когда деда нет в живых уже 20 лет, благодарит его за 1,5 месяца в тюрьме. Он там многое понял:  что любит Шушаник (хотя в последние годы он это положительным уроком тюрьмы и не называет), что красть машины – бесперспективно и мелковато и что есть на свете люди, проживающие отведенное им на этой земле  время не на заводах и фабриках, а в постоянных поездках и ненормированных рабочих днях (и жизнь и судьба спекулянтов показались ему заманчивыми). Еще дядя в тюрьме обзавелся хорошим лексиконом и удивительным умением убедительно посылать людей во всякие места так, чтобы в ответ не услышать никакого возражения. Дядя в этом деле – профессионал. О его профессионализме я напишу в следующей истории об Арто, свидетелем которой я стал лично на Варшавском шоссе города-героя Москвы.

А сам я до сих пор не пойму, как все это «судебно-тюремное» дело было организовано дедом. Он сам говорил, что проблески коммунизма в Горисе исчезли со смертью Сталина, после чего город стал жить той общинно-городской жизнью, которой он жил долгие столетия. Хотя, если подумать, дед в этой истории поступил как профессиональный спекулянт, который, в отличие от классических спекулянтов, в организации противозаконной авантюры использовал не подкупы и взятки, а свой безупречный  авторитет честнейшего человека.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

epistolane: (Default)
epistolane

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617 18192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:31 am
Powered by Dreamwidth Studios